Рассказать в соцсетях

A- A A+

Потребности биосферы — должны быть основой нашей экономики

06.06.2014 22:37 | Просмотров: 1937 |

5 июня отечественные экологи отмечают свой профессиональный праздник. Соответствующий Указ № 933 «О Дне эколога» 21 июля 2007 года подписал Владимир Путин. Всемирный день окружающей среды, или День эколога, отмечается практически во всех европейских странах.

 

Этот праздник был установлен 15 декабря 1972 года по инициативе Генеральной Ассамблеи ООН, чтобы «обратить внимание общественности на необходимость сохранять и улучшать окружающую среду».

Выбор даты тоже не случаен: 5 июня 1972 года впервые была проведена специальная конференция ООН по вопросам окружающей среды. День эколога профессиональный праздник для сотрудников Министерства природных ресурсов, Природоохранной прокуратуры, департаментов природопользования, а также других государственных и частных экологических организаций. (http://www.calend.ru/holidays/0/0/549/1/)

Пользуясь случаем, хотим рассказать о том, что нас ждёт в будущем и что можно с этим сделать.

ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМА — РАЗВИТИЕ МЕГАПОЛИСОВ ВЕДЁТ В ТУПИК

 public-ecolog-01

 

public-ecolog-02

 

http://m.expert.ru/data/public/389385/389388/expert_820_088_jpg_450x270_crop_q70.jpg

Пригородные свалки уже не в состоянии вместить весь мусор из мегаполисов.
Фото: ИТАР-ТАСС

https://pp.vk.me/c7005/v7005205/3533/daBt6fAD95Y.jpg

Гонконгский «муравейник», 35 тыс. население, площадь квартала 0,03 кв. км.

public-ecolog-03

На данном рисунке на одном графике ёмко представлены проблемы людей в больших городах и ясно видны перспективы будущего развития.

Можно видеть, что мегаполисы способствуют развитию чувства разобщения людей, разрушают гармонию между человеком и природой, увеличивают преступность, создают неестественную скученность людей в одном месте. Всё это влечёт: генетическое вырождение, высокую смертность, разрушение общества через разрушение семьи, разрушение природы. (О том, как город уродует психику, читайте занимательную статью «Психологи большого города» http://rusrep.ru/article/2013/12/11/psihologi-bolshogo-goroda)

На графике изображён также так называемый «драконий хвост», который показывает помимо уровня преступности разброс характера преступлений в зависимости от разницы культур, в которых выросли люди. Место справа, где он расширяется, указывает на то, что разница в культурных особенностях увеличивает вероятность возникновения конфликтов, а там, где «хвост» сужается, разница в культуре не так влияет на возможности появления конфликтов. Грубо говоря, в деревне все друг друга знают и судят не по разнице в традициях, а по тому каков сам человек, тогда как в городе оценка может происходить только по принадлежности к той или иной культурной группе на основе предубеждений.

Стоит оговориться, что под культурой в данном случае мы понимаем всю внегентическую информацию, передаваемую от поколения к поколению. То есть к культуре относятся не только различные виды искусства: живопись, музыка, книги, но и мировоззрение народов, их традиции, навыки мышления ими развитые, различные базовые умения, вроде ходьбы, координации в пространстве, более продвинутые алгоритмы, такие как письмо, культура общения и язык общения, привычки отдельных людей, которые они передают своим детям, телевизионная культура, информация в социальных сетях и т. п. В общем всё то, что не может быть передано от одного поколения другому в готовом виде через генетический аппарат, и что требует того или иного образования (воспитания) в процессе взросления и последующей жизни.

Если вернуться к графику, то можно видеть, что нормальным представляется жизнь в поселении деревенского типа, которое сочетало бы в себе:

  • с одной стороны комфорт города,
  • с другой стороны — доступность природы.

 

Под комфортом городской среды мы подразумеваем:

  • в первую очередь доступность образования самого разного уровня от детсадовского разных типов до вузовского самого широкого профиля;
  • развитую инфраструктуру — большое разнообразие возможностей экономического самообеспечения;
  • широкий спектр социальных услуг;
  • разнообразные возможности проведения свободного времени, досуга;
  • доступность различных видов искусств;
  • разнообразие общения с разными людьми;

Доступность природы должна выражаться в том, чтобы:

  • природная среда могла плодотворно воздействовать на здоровье людей, обеспечивая их чистым воздухом, чистой водой и продуктами питания;
  • человек жил бы в среде, где постоянно находился в природном ландшафте, мог наблюдать и взаимодействовать с природными явлениями разного плана, т.е. жил и развивался в естественной для вида среде;
  • дети росли, воспринимая в своё мировоззрение образы природы и, самое главное, выстроенные причинно-следственные взаимоотношения природных явлений, что обеспечит адекватность и целостность их мировоззренческой мозаики;
  • каждый мог уединиться, уйти на некоторое время в лес, поле, парк с тем, чтобы отключиться от общества, в спокойной среде осмыслить свои проблемы, планы на будущее;

 

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ КОНЦЕПЦИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В ЭКО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЕКТАХ

Общество идёт в тупик, и в поиске выходов в обществе появляются проекты различной направленности, предлагающие свой вариант будущего.

Если классифицировать множество предлагаемых обществу проектов будущего по признаку взаимоотношений «биосфера — техносфера», то можно выделить несколько обобщённых вариантов:

Техногенный путь — во главу угла ставится развитие тотальной технической оснащённости человечества вплоть до переноса сознания человека на машинный носитель. На земле должна остаться одна техносфера, а биосфера чаще всего должна исчезнуть. Пример: трансгуманизм, хотя и в нём есть технократы, которые за частичное сохранение биосферы.

Технократический путь — технология не тотальна, однако играет решающую роль в определении пути развития человечества. Это путь, когда потребности техносферы определяют цели людей, которые полностью зависимы от неё. Биосфера развита ровно настолько, чтобы удовлетворять потребности техносферы и людей. Пример: проект «Венера».

 Эти два показательных проекта в общем-то ориентированы на технократический тип цивилизации — зависимость от техносферы и подчинение биосферы техносфере.

Биосферный путь — высший приоритет при планировании человеческой жизнедеятельности отдан потребностям биосферы. Именно потребности биосферы определяют пределы возможного для человеческой деятельности и развития техносферы.

Ретроградно-биологический путь — переход якобы к биологической цивилизации, но не через переходный этап обуздания техносферы и подчинения её потребностям биосферы, а как бы напрямую. Но по сути такие проекты ведут к деградации производственной культуры. Пример: родовые поместья.

Настоящим решением накопившихся проблем, на наш взгляд, является эко-технологический путь развития, альтернативный  техногенному, технократическому, и ретроградно-биологическому проектам, и относящийся более к развитию в сторону биологической цивилизации через переходный этап обуздания техносферы и подчинения её потребностям биосферы. О его основных принципах мы и хотим вкратце рассказать.

Опора на оптимальную структуру землепользования

public-ecolog-04

Современный греческий архитектор К.А. Доксиадис [СНОСКА: C. Doxiadis. Marriage between Nature and City, International Wildlife, v.4, no.1, January - February 1974 http://www.doxiadis.org/files/pdf/marriage_between_nature_and_city.pdf ]. разработал оптимальную структуру землепользования, которая по его и по нашему мнению может применяться при анализе потребностей биосферы и выработке политики природопользования при осуществлении человеческой жизнедеятельности.

Анализируя типы ландшафтов в общей площади территории, К.А. Доксиадис рекомендует в качестве оптимума структуру землепользования, представленную на слайде, позволяющую обеспечить как устойчивость биосферы, так и хозяйственную деятельность и быт цивилизации.

В оптимальной на его взгляд структуре:

40 % площади должны составлять территории, обладающие тем или иным заповеднымстатусом, на которых хозяйственная деятельность практически полностью запрещена,

42 % — территории, посещение которых людьми признаётся допустимым в целях отдыха и ограниченного ведения хозяйственной деятельности, не нарушающей устойчивости биоценозов в их сложившихся границах,

10,5 % — сельхозугодья,

7,3 % — территории населённых пунктов, транспортных инфраструктур и промышленных предприятий (за исключением тяжёлой промышленности и переработки отходов),

0,2 % — площади под предприятиями тяжёлой промышленности и переработки отходов.

Поддержание нормальной алгоритмики государственного управления

Государственное управления должно основываться, в первую очередь, на потребностях биосферы, которые в какой-то мере отражает схема природопользования, разработанная Доксиадисом. И на следующем рисунке представлена взаимная обусловленность частных управленческих задач в ходе реализации концепции устойчивого развития.

public-ecolog-05

На основе схемы Доксиадиса можно выработать биосферно-экологическую политику государства. Одним из аспектов этой политики является определение биосферно допустимой экологической ниши, которую в каждом регионе, обладающем своим своеобразием, может занимать цивилизованное общество (этому соответствуют блоки 1 и 2 в структуре алгоритмики государственного управления). А это предполагает необходимость отказа от исторически сложившегося образа жизни цивилизации путём перехода к ландшафтно-усадебной урбанизации. Это позволит поддерживать устойчивость биосферы и воспроизводство здоровых поколений, сочетать в себе удобства городского образа жизни со здоровьем сельского образа жизни. При этом такой подход свободен от недостатков каждого из них при опоре на современные и перспективные технологии и организацию макро- и микро- уровней экономики.

Это открывает возможности к выработке демографической политики государства. Она должна определить количественные и качественные (медико-биологические и социокультурные) показатели, которыми должно обладать население в каждом регионе, а также — допустимые параметры миграции населения между регионами. Причём миграция должна рассматриваться и с точки зрения бесконфликтности внутрисоциальных отношений, так и в биосферно-экологических аспектах.

При этом необходимо понимать, что демографическая политика — фактор, которому должна быть подчинена экономическая политика, а не наоборот (как это имеет место в либерально-рыночной экономической модели), хотя демографические параметры и обуславливают возможности экономической деятельности.

Поскольку жизнь цивилизованного общества невозможна без инфраструктур разного рода, то с демографической и биосферно-экологической политикой необходимо должна быть связанаинфраструктурная политика (это отражено в блоке 3 структуре алгоритмики государственного управления).

И только из неё вытекает экономическая политика региона и процессы её исполнения. После завершения определённых этапов опять следует оценка территориии и корректировка биосферно-экологической политики вкупе с демографической политикой. Так цикл замыкается.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этой статье мы не затронули то, что экономическую систему необходимо выстраивать на основе прогнозирования показателей потребления, что, в свою очередь, возможно при разделении спектра потребностей на демографически обусловленные и деградационно-паразитические. Что необходимо сочетать долгосрочное стратегическое планирование с бесструктурной настройкой рыночного механизма саморегулирования экономики, при нулевом ссудном проценте по кредитам. И что всё это напрямую связано с нравственностью общества и системой образования.

Мы в своих статьях уже осветили некоторые темы, например, «Повышение ставок ЦБ — боевая экономическая операция против экономики России в битве за Украину» http://inance.ru/2014/03/boevaya-econom-oper/, «Управленец XXI века, кто он и где его взять?» http://inance.ru/2014/02/rulers-of-21age/, «Будущее за регионом и страной-суперконцерном»  http://inance.ru/2014/03/superconcern/, «Новые кадры требуют развития, а не топтания на месте» http://inance.ru/2014/03/kadri-trebuyt/.

Мы продолжим освещать затронутые в этой статье вопросы в будущем.

ИСТОЧНИКhttp://inance.ru/2014/06/den-ecologa/ 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

«Новая Молодёжная Политика, 2011-2015»