Рассказать в соцсетях

A- A A+

Что Восток предлагает миру на новом этапе глобализации?

21.12.2013 18:26 | 21.12.2013 18:26 | Просмотров: 10083 |

Когда назревают проблемы в отдельно взятой стране или региональной цивилизации, обыватели бегут из региона в надежде обрести покой и благосостояние за его пределами. Широкие слои западных обществ увлеклись восточными философскими системами в конце прошлого века. В европейских столицах как грибы стали появляться магазинчики с ритуальной атрибутикой Востока, Далай Лама стал издаваться на многих языках и стал широко читаем в метро, ну а без экономического партнёрства с Китаем, Запад никогда бы не имел тот уровень жизни, которого он достиг. Произошла разгерметизация Востока для широких масс Запада. Тогда как Восток в основном познавал Запад через технологии и бизнес сотрудничество, западный человек больше интересовался восточными философскими традициями в надежде решить давящие на него проблемы. На первый взгляд казалось, что восточный подход к мирозданию и человеку обладает всеми преимуществами.

Культура самообладания

Культура владения собственными эмоциями, характерная для буддизма, даосизма, конфуцианства — невиданна для Запада. В ХХ веке, веке социальных потрясений, или в XXI веке — веке постоянного бытового стресса — такая культура владения эмоциями жизненно необходима.

Отрешенность от материальных благ

Отрешенность от материальных благ, свойственная исконным традициям Китая — хорошее противоядие от гонки потребления, которая так присуща западной культуре.

Целостный подход к процессам мироздания

Целостный подход к процессам мироздания способен открыть западному человеку глаза на многие новые для него взаимосвязи. По данным социологов китайцы наиболее холистичны (воспринимающие проблему целиком) и коллективно мыслящие; американцы же напротив наиболее аналитичны (склонны дробить проблемы и их анализировать), а также и индивидуалистичны. На лицо прямые психологические противоположности Запада и Востока. Взгляните на эту картину великого китайского художника Чжу Да.

Согласитесь человек занимает отнюдь не главенствующее место в этом пейзаже. Он вписан в этот ландшафт, он не борется с природой, не пытается её превзойти. Или вот другая картина того же автора.

И дело не в том, что это не портреты, а пейзажи. Дело в том — какие взаимосвязи в мироздании восточная культура выводит на первый план. Эта разница восприятия может быть также ярко проиллюстрирована следующим мысленным экспериментом:

К какому объекту вы скорее отнесёте корову на рисунке? К курице или к траве? Люди западной культуры более аналитичны и поэтому видят более тесную связь между коровой и курицей (по их видовому сходству). Люди восточной культуры склонны видеть объекты более цельно и поэтому увязывают корову скорее с травой, делая акцент на взаимоотношения объекта и среды.

Ставка на интуицию

Восточная культура делает ставку на интуицию более, чем на скрупулезный анализ. А как было замечено социологами при решении сложных, комплексных проблем роль интуиции неуклонно возрастает.

Стратегирование на века

В отличии от бытующего в массовой культуре Запада лозунга «Бери от жизни всё — здесь и сейчас», восходящему к тезису маркизы Помпадур: «После меня хоть потоп»; на Востоке всегда преобладало целеполагание сквозь поколения. Такой подход ярко передаёт даосская притча о том, как некий девяностолетний простак решил срыть гору, которую ему надоело всё время обходить. На усмешки вроде такой:

— Вот глупец! Тебе, дряхлому старику, не уменьшить гору и на волосок. Как же справишься с [такой массой] земли и камней?

простак с Северной Горы отвечал:

— Что за печаль, что не справлюсь? Пусть я умру — останутся сыновья, потом внуки, у внуков — снова сыновья, у их сыновей — свои сыновья и снова внуки. Сыновьям и внукам не будет конца. А горы-то не вырастут! [1]

Подобные притчи, конечно, можно найти и у западных народов, но пока в своей политической практике Запад чаще руководствуется тезисом маркизы Помпадур.

Китайская альтернатива глобализации

Но не будем более воздавать хвалу восточной цивилизации. Дело в том, что Восток и сам знает себе цену, и поэтому менять своё мировосприятие на западное и  глобализироваться по-западному образцу он отнюдь не спешит. Две страны Востока прямо заявили о том, что имеют своё видение относительно принципов глобализации: Япония и Китай.

Исторически мечтой западной цивилизации было торжество общечеловеческих ценностей в их западном понимании, мечтой китайской цивилизации — «великое единение» Да Тун. По мнению Китая, в нашу эпоху мир нуждается в китайских ценностях, потому что именно в них общечеловеческие ценности, опять же по мнению Китая, нашли свое полное выражение.

О ценностях и специфике мировосприятия мы говорили достаточно. Поговорим об их перспективах. Во-первых, само наличие специфического мировоззрения и нежелание Китая слепо сменить свои ценности на западные привело к возникновению «Парадокса желтой угрозы». Заключается он в том, что китайцы, считая себя очень миролюбивым народом, недоумевают, почему Запад постоянно опасается вторжения или какой-либо агрессии с их стороны. Запад в целом видит три варианта взаимодействия с Китаем [2]:

  • Первый вариант: Китаю недостает основных европейских ценностей. Поэтому надо беспокоиться о том, как в КНР обстоят дела с демократией, толерантностью и прочими атрибутами «цивилизованности».
  • Второй вариант: у Китая есть своя система ценностей, но она не может быть общечеловеческой. Более того, Китай отрицает существование универсальных ценностей. Исходя из этого, Китай — враг общечеловеческой морали.
  • Третий вариант: у Китая свой взгляд на общечеловеческие ценности, не уступающий западному и воплощенный в «китайской модели». Эта модель — угроза владычеству европейских идей, и Китай активно продвигает её. Поэтому европейцы волнуются, как им жить, если китайское представление об общемировых ценностях распространится на весь мир.

Сам Китай основной универсальной ценностью, которая должна существовать на уровне всей планеты, считает: «мир всюду под Небесами». Но к сожалению, если опираться исключительно на философские традиции, господствующие на Востоке до сих пор, то восточный «мир всюду под Небесами» возможен только в форме жестко стратифицированного рабовладельческого строя, скорее всего, в оболочке псевдо-социализма марксистского образца. Возможно такое высказывание многим покажется слишком суровым, однако Восток имеет определённую специфику мировоззрения.

Основы мировоззрения восточных людей формировались в общественных системах, которым свойственен герметизм знаний. От индийских каст до китайских кланов всё восточное общество жестко разделено на социальные группы, информационное наполнение которых имеет характер дозирования. В первую очередь это касается управленческой информации. Это выражено, например, в Китае в том, что простонародье владеет минимальным знанием иероглифов, которыми описываются лишь бытовые, повседневные задачи. А более сложные вещи, чем каждодневная проблематика, простые китайцы просто не могут обсуждать, потому что не знают, как что обозначать. На новом этапе глобализации все встают перед объективной необходимостью расширить слой понимающих законы глобализации до всего общества. Таким образом Востоку необходимо избавиться от традиций сегментации информации по принципу: этой касте это знать не обязательно, а той — можно. Не так давно бывший министр экономики России выболтал очень знаковую позицию, прямо сказав, что манипулировать народом необходимо с помощью ограждения его от управленчески значимой информации [3]. Он предложил в этой практике ориентироваться, в том числе, на Конфуцианство, Буддизм, Даосизм. И действительно в трактате Дао Дэ Цзин есть рекомендация:

...управляя [страной], совершенномудрый делает сердца [подданных] пустыми, а желудки — полными. ... Он постоянно стремится к тому, чтобы у народа не было знаний и страстей, а имеющие знание не смели бы действовать. [4]

Вторая же и основная проблема Востока это — атеизм. Дело в том, что в жизни человека и общества неизбежно встаёт вопрос об упорядоченности интеллекта во Вселенной. Выяснив, что уровни интеллекта в мироздании иерархически упорядочены, человек задаётся вопросом о Иерархически Наивысшем Объемлющем Уровне интеллекта, а значит и управления. Издревле этот наивысший уровень управления принято называть «Бог». После этого человек задаётся вопросом и о том, безразличен ли этот наивысший уровень управления по отношению к происходящему на Земле, или же у него имеется некий промысел в отношении человечества. Если на этот вопрос нет чёткого ответа, то открывается простор для всевозможных манипуляций.

Восток обходит вопрос взаимоотношений человека и Бога стороной, предлагая сосредоточиться на психопрактиках и ритуалах. Однако, внесоциальная этика имеет место и существует определённый многовариантный план развития Мироздания, промысел, в котором есть наилучшие варианты развития человечества. Конечно, каждый волен понимать этот промысел по-разному, ощущая его через собственное чувство совести, но тем не менее промысел этот объективен, и не считаться с ним нельзя. И к сожалению восточные философские школы не дают своим обществам понятийный аппарат для осознания этих вне-социальных этических взаимоотношений, также как не определяют таких понятий как «совесть» и «Бог».

Диверсия XX века

Также необходимо упомянуть о той идеологической диверсии, которую КНР впустила в свою внутреннюю политику в XX веке. Речь идет о марксизме. Марксистский проект не пригоден для построения гармоничного общества, так как не даёт адекватного экономического и философского понятийного аппарата. Это отдельная тема, но опыт построения СССР выявил ложность таких категорий марксисткой экономики как «прибавочный» и «необходимый продукт», «прибавочное» и «необходимое рабочее время»; а также выявил ложность марксисткой философии, сводящей весь философский дискурс к никчёмному спору о первичности материи или сознания и видящей основным двигателем истории классовую борьбу, проистекающую из надуманного «единства и борьбы противоположностей». Не хотелось бы, чтобы и КНР наступила на грабли марксизма. И надо заметить, что марксизм будет успешно преодолён Востоком, когда будут изжиты герметизм знаний и атеизм.

Особый путь Японии

Пирамида — логичный образ управленческой системы. Можно назвать её — символом доминирующей концепции. В древности не видели других вариантов построения управления в силу того, что такое устройство общества позволяло успешно реализовывать цивилизационные задачи. Из поколения в поколение передаваемые по родовым линиям навыки и профессионализм каждой социальной группы оттачивались и повышали качество управления в целом. И в древних системах управления, что в Индии, что в Египте, что в других обществах границы между социальными группами или кастами были непроницаемы. Также и в Японии была своя кастовая система.

Однако под воздействием смены логики социального поведения (о ней изложено в статье: Анатомия доминирующей концепции глобализации http://newyouthpolicy.org/ru/articles-ru/193-dominanta-globalization) общества стали ощущать потребность в модернизации своих социальных систем.

В Японии это проявилось наиболее ярко во время революции Мэйдзи, хотя тенденции в обществе были конечно и до этого.

Революция Мэйдзи

Начиная с середины XIX века началось активное взаимодействие Востока с Западом. В Китае одной из важных точек в этом процессе было завершение Первой опиумной войны победой Великобритании. А революция Мэйдзи 1868 года открыла Японию миру.

В эпоху реформ Мэйдзи достаточно сильно изменилась система управления. Сёгунат сменился правительством во главе с императором. Была упразднена каста «нечистых» аналогичная индийской касте «несуществующих», которых сейчас в Индии насчитывается более трёхсот миллионов. Были разрешены межсословные браки. Было объявлено равенство между ремесленниками, купцами, рабочими. К слову, Индия в этом отношении отстает очень сильно, и до сих пор на брак между представителями разных сословий смотрят косо. Однако такие традиции «женитьбы на своих» наблюдается больше среди «элит» стран, которые более инертны в силу того, что больше зависят от существующей, унаследованной от предков системы управления. Их можно понять. Такие изменения во властной иерархии вызвали недовольство части аристократии и послужили причиной кратковременной, но жёсткой гражданской войны, закончившейся победой реформаторов. Простой же народ всегда намного легче и быстрее воспринимает объективно назревшие социальные изменения, и Япония не исключение. Необходимо только дать людям возможности реализации себя через помощь в самообразовании.

«Обучение — ключ к успеху в жизни, и никто не может его игнорировать… В будущем не будет ни одного населенного пункта, где были бы неграмотные семьи, и ни одной семьи, в которой был бы хоть один неграмотный человек» [5]

Одна эта цитата говорит о том, что понимание потребности дать всем и каждому образование в Японии было, однако воплощение этой идеи в реальность сталкивалось с определёнными трудностями.

Япония в период Мэйдзи активно перенимала все западное. Технологии, привычки, одежду и конечно образование. Однако откровенно прозападный характер школьных программ вызвал протесты в обществе. Западное образование, оттеснившее на задний план традиционно важное преподавание морали, в 1879 году было переформатировано. Мораль и этика вернулись на главные позиции. А западные преподаватели заменялись на отечественных. Многие западные учебники были запрещены как наносящие ущерб общественному развитию.

В области философии сначала господствующими стали взгляды западного буржуазного либерализма с культом индивидуализма, во многом, в специфической форме, свойственного японцам. И тогда многие считали конфуцианство, буддизм и синтоизм устаревшими. Однако в том же 1868 году был взят курс на восстановление древнего японского государства. Религию СИНТО отделяют от буддизма и делают основной религией страны. Синтоизм характеризуется обожествлением сил природы, попросту говоря — это пантеизм. Положительно, что синто исходит из того, что мир — единая естественная среда, где природа, богодухи, люди и души умерших живут рядом и необходимо находить гармонию в этой совместной жизни.

Можно видеть, что на вызовы времени Япония ответила достаточно оперативно. Хотя и не без забавных эпизодов. На этой картине 1870 года можно видеть борьбу старых и новых привычек. Печатные книги вместо написанных от руки, чайники вместо кадок, стулья вместо лавок и т.п.

И хоть революция и «раскупоривание» Японии прошли не без западного участия, Япония смогла использовать это окно возможностей, чтобы и сохранить свою самоидентичность и постараться взять лучшие достижения западной культуры.

В итоге, «японская точность» и философия «бережливого производства» стали визитными карточками Японии, а её современную молодёжь считают чуть ли не «молодёжью XXI века». Можно сказать, что начиная с 1868 года Япония сделала то, что сделала Россия во времена Петра I — быстро перенесла западные достижения на свою почву, не потеряв при этом самоидентичности.

Цели Японии в XXI веке

Современное состояние взятого когда-то курса в определённой мере отражает стратегический документ, опубликованный в 2000 году:

«Внутренняя граница: развитие личностей и лучшее управление в XXI веке»

Документ был создан коллективом специально созванной комиссии, в который вошли учёные, политики, представители деловых кругов, писатели, деятели культуры, военные, космонавты и даже гейши.

Основной посыл авторов заключается в том, что Япония не может развиваться без раскрытия познавательно-творческого потенциала своих граждан; и устройство общества Японии должно способствовать этому.

«Мы должны построить общество, которое не позволит прецедентам, предписаниям, имущественным правам и другим преградам стоять на пути передовых концепций, общество, в котором люди, потерпевшие неудачу, имеют шанс начать всё снова»

Один из главных смыслов документа состоит в том, что создание нового общественного пространства требует:

  • утверждения духа опоры на себя,
  • и толерантности — «... необходимости принимать разнообразные свойства и таланты индивидуумов... и дать возможность каждому человеку занять свое место в обществе»

«Построение новой системы управления, «уполномочивающей» индивидуумов, и создание нового общественного пространства требует утверждения духа опоры на себя и толерантности, которые ещё не имели возможности проявиться в японском обществе достаточно сильно. Общество, в котором нет места для крепких, но гибких индивидуумов хрупко. Талант, стремление, этические нормы, эстетическая восприимчивость, мудрость личностей, опирающихся на самих себя, создаёт структуру и гордость нации. За ними будущее. Этот дух опоры на самих себя позволяет индивидуумам реализовывать их скрытый потенциал. Общество должно быть толерантным и восприимчивым, чтобы принять разнообразные свойства и таланты индивидуумов, позволить индивидуумам развивать их, и дать возможность каждому человеку занять свое место в обществе».

В документе указывается, что глобализацию ошибочно путают с американизацией, принятием западных стандартов. Авторы указывают, что и сами США должны противостоять вызовам глобализационных процессов — распространяющимся негативным реакциям и возмущениям, появляющимся из-за увеличения разрыва в уровне доходов как внутри страны, так и по всему миру, и роста антиамериканских настроений.

О роли Японии они пишут:

«Наша страна должна принимать более активное участие в формировании глобальных систем и стандартов, и в создании правил».

Примечательно при этом, что японцы прямо говорят о том, что их проект долгосрочен, то есть они прямо говорят о том, что не связаны временем:

«Нет необходимости спешить, чтобы достигнуть всего за одно поколение. Напротив, каждый должен разделить стремление упорно продолжать столько, сколько нужно — «поколение наших детей, поколение их детей, или ещё дольше» и быть готовым посвятить три поколения выполнению нашей цели. 

Три поколения составляют 80 лет. Не имеет значения, если не все наши стремления реализуются. Важно ставить и преследовать великие цели. Не имеет значения, если не все поставленные цели окажутся достижимыми. Главное продвигаться по правильно избранному пути, пытаясь одновременно достичь решения насущных проблем общества. Такова повестка нового века и таковы устремления нации, которые мы предлагаем для страны и для каждого японца».

Общий же смысл документа можно выразить кратко так:

Кризис общественного развития Японии с перспективой упадка — прямое следствие вовлечения Японии в проект глобализации на основе принципов доминирующего проекта цивилизационного строительства, которые положены в основу культуры передовых стран Запада.

Преодоление кризиса требует решения трёх задач:

1. Прежде всего, воспитания и образования новых поколений так, чтобы они, став взрослыми, были носителями таких личностных качеств, которыми не обладает большинство ныне живущих японцев.

«Образование — это совместные усилия дома, общества и школы. В последнее время, обучающие функции дома и общества заметно разрушены».

«Необходимый тип индивидуума — прежде всего, такой, который творит легко и открыто, внутренне дисциплинированный, уверенный в себе, опирающийся на себя»

2. Как следствие решения первой задачи должна возникнуть иная культура взаимодействия людей друг с другом, с обществом и в целом с государственными институтами. Это должно качественно изменить характер общественного самоуправления, повысить его эффективность и сделать его более адекватным требованиям современности и перспектив.

«Новый тип общественного пространства, созданный совместными усилиями личностей, которые, безотносительно к своей личной принадлежности, сознательного взаимодействуют друг с другом и с обществом.  Это общественное пространство, допускающее существование различных «других», внимательно к ним и поддерживает их. В тоже время, каждый должен придерживаться достигнутого консенсуса».

3. Как следствие решения обеих вышеназванных задач — нужно подчинить самобытной политике Японии процесс глобализации, реализуя принцип «Подчиняясь — подчиняй» — своего рода «политическое дзю-до».

После второй мировой войны Япония второй раз переняла западный образ жизни. Происходило это во многом под давлением комплекса побеждённого, а значит «некритично». Вследствие этого, Япония сегодня столкнулась с такими западными проблемами как бессмысленная гонка потребления, проблемы экологии — Фукусима тому пример, распространение самых разнообразных деструктивных сект вроде «аум сенрике». А это значит — что в обществе отсутствует понимание смысла жизни, и особенно это проявляется у молодёжи.

Современная молодёжь Японии

Японская молодежь действительно одна из наиболее продвинутых в мире. Но многие ни разу не надевали кимоно, не знакомы с традиционной японской музыкой и театром, не были в саду камней, не видели театра Кабуки и вообще мало что знают об истории и традиционной культуре своей страны.

Молодежь в этой стране развивается словно в некой капсуле, сквозь стекло которой очень удобно наблюдать за мировой глобализацией, выбирая и воспринимая только то, что нравится. Они одновременно и космополитичны, и верят в «особый путь» Японии.

«Это действительно так, — говорит Сигэаки Сайгуса, — но такое двойственное состояние нормально для Японии, где скрытая борьба старого с новым не прекращается ни на мгновение и где старое еще никогда не было окончательно побеждено. Это дает возможность новым веяниям проникать в страну, не затрагивая основ её существования».

Религиозность

Многие общественные деятели и философы уже не раз говорили, что японцы — самый нерелигиозный народ на планете. Плохо ли это?

«Страна без Бога — страшная страна», — считает Сигэаки Сайгуса.

По его мнению, отсутствие религиозности ведёт к тому, что уже сегодня главная идеология Японии — отсутствие всякой идеологии. В данном случае отсутствие идеологии означает не отказ от политических пристрастий, а слабость естественного нравственного самосознания, ослабление понятия «ценность жизни», размывание сдерживающих моральных устоев.

По словам Сайгусы, к 20 годам значительная часть студенток подходит имея за плечами несколько сотен сексуальных контактов, но не имея никаких сколь-нибудь определенных планов на дальнейшую жизнь.

Около 20 процентов японской молодежи даже не пытаются найти работу и не планируют свое будущее, довольствуясь случайными подработками.

И истории о системе пожизненного найма и легенды о преданности работника фирме уже уходят в прошлое. Поколение отцов создало такой уровень благосостояния, что детям становится совсем не обязательно работать.

Обилие свободного времени и поголовная телефонизация позволяют молодёжи заниматься чем заблагорассудится. В результате японская молодежь имеет все шансы прослыть самой эпатирующей и экстремальной на свете.

Посмотрите на эти фотографии японских артистов эстрады. Здесь только на одной — изображена девушка, остальные — это парни, если можно так сказать.

Восток в целом

В целом глобализационные проекты Востока имеют как ряд преимуществ, так и ряд недостатков.

Восток в целом имеет ряд преимуществ:

  • Воспитание внутренней культуры владения эмоциями.
  • Отрешенность от гонки потребления (хотя в последнее время всё больше и больше молодых китайцев и японцев приобщаются к культуре гедонизма — получения удовольствий без меры).
  • Целостный взгляд на мироздание (но стоит сказать, чтобы его получить необходимо изучать традиционные философские системы, что не каждому под силу).
  • Восток опирается в первую очередь на интуицию (хотя если взять Японию, то они делают ставку на себя, свой интеллект).
  • Стратегическое планирование на больший временных промежутках (В Индии — кастовый строй  не менялся тысячи лет, Китай — тоже яркий  пример, Япония — полная преемственность курса с середины XIX века, при опоре на достижения прошлого).

А также ряд недостатков:

  • Специфический индивидуализм — опора на себя в Японии, в вероучениях идеал — единоличное спасение, желание «вырваться из сансары» «круга страданий» — уйти от реальности в «нирвану», оставив в обществе всё как есть.
  • Форматирование человека — на принципах «бонсай». Они хорошо показывают подход к управлению естественными процессами. Как деревья «лепят» и изменяют посредством проволки, так и людей «лепят» посредством культурной среды.
  • Герметизм приписанный уже на уровне языка. Китайцев можно разделить по уровню знания через количество освоенных иероглифов, японцы попробовали решить эту проблему введением более простого языка. Из герметизма проистекает и жесткая стратификация общества, где большинство — «маленькие люди», не способные осмыслить глобальные проблемы и повлиять на них.
  • Атеизм — на Востоке доминируют в основном вариации пантеизма — обожествления природы. Вопросы взаимоотношений человека и высших интеллектов таким образом встают, но не выходят на вопросы о приведении своей нравственности в соответствие с божественной — к праведности. Есть множество божков, у каждого своя нравственность и характер — выбирай какой тебе по душе и поклоняйся ему. В итоге, тот кто контролирует предлагаемый толпам «спектр характеров» этих божков, контролирует массовую статистику поведения людей, которые подражают тем или иным божкам, но не могу выйти из этой системы. К тому  же, не имея единой монотеистической религиозной доктрины, Восток не так монолитен и един как Запад. Насколько представления о Боге в культуре Запада соответствуют реальности — вопрос особый.

Перспективы диалога цивилизаций

Дискуссии подобные той, что состоялась 22.11.2013 в Брюсселе (Кто выигрывает на новом этапе глобализации: http://newyouthpolicy.org/ru/articles-ru/191-world-conceptions-of-globalization), или той, что состоялась на международном форуме в Пекине 18.11.2013 [6], необходимо проводить и далее, привлекая интересующихся вопросами глобализации людей независимо от их национальности или социального статуса.

Решение о том, какая концепция глобализации является наиболее благоприятной, не может и не должно приниматься в одностороннем порядке. Но для того, чтобы активно участвовать в этом процессе всестороннего обсуждения, надлежит приложить волю к освоению принципиально новой управленчески значимой информации и научиться взаимодействовать ко благу всех.

Мы считаем, что только через тесное взаимодействие каждая из цивилизаций может решить свои проблемы. Каждая может что-то дать другим, что-то взять от них. Нужно только совместными усилиями создавать условия для такого обмена.

Пример такого подхода к коллективной, взаимодополняющей деятельности в восточной культуре, и в частности, в японской, представлен знаменитым Садом камней, расположенным в Киото.

Сад камней представляет собой небольшую по размерам прямоугольную площадку (с востока на запад — 30 м, с юга на север — 10 м), засыпанную белым гравием. На площадке расположено 15 черных необработанных камней, они организованы в пять групп. Вокруг каждой группы, как обрамление, посажен зелёный мох. Гравий «расчесан» граблями на тонкие бороздки. С трех сторон сад огорожен невысоким глинобитным забором.

С какой бы точки ни рассматривал посетитель сада эту композицию, пятнадцатый камень всегда оказывается вне поля его зрения, загороженный другими камнями. Полностью наблюдать все камни можно, только воспарив в воздухе над садом и посмотрев на него сверху. Либо — и в этом самое главное качество Сада — все пятнадцать камней могут совместно увидеть люди находящиеся на террасе, расположенной вдоль Сада, обмениваясь своими наблюдениями о положении камней. Тогда тот, кто не видит пятнадцатого камня, сможет его себе вообразить и мысленно расположить на нужном месте и помочь другому «увидеть» таким образом невидимый им камень. Этот Сад — прекрасный пример того, как нужно строить взаимодействие цивилизаций, обладающих каждая собственным своеобразием, как нужно учится видеть целостную картину, исходя из своей «позиции на террасе» — свойственного людям каждой цивилизации мировоззрения.

Так, например, западная цивилизация может взять у восточной выдержку, контроль над своими эмоциями, русская может почерпнуть высокую технологическую культуру у западной, а восточная цивилизация может почерпнуть богатый богословский опыт у русской цивилизации.


[1] —  Книги «Ле-Цзы» ­— «Лецзы» (перевод Л.Д. Позднеевой) http://litrus.net/book/read/53651?p=14

[2] — Китайская модель разрушает гегемонию «общечеловеческих ценностей» («Жэньминь жибао», Китай)  http://inosmi.ru/people_com_cn/20130114/204595110.html

[3] —  Высказывание президента, председателя правления «Сбербанка» Германа Грефа на Петербургском международном экономическом форуме: http://www.youtube.com/watch?v=0QQwCzw_UcM

[4] — Лао Цзы. Дао дэ Цзин  http://www.lib.ru/POECHIN/lao1.txt_with-big-pictures.html

[5] — Meiji Japan through Contemporary Sources. – Tokyo, 1980. - Vol. 3. – P. 5, 6. Источник ссылки: http://www.lexed.ru/pravo/theory/ezegod/?09.html

[6] — Материалы ко 2-му международному марксистскому форуму «Социализм и мир сегодня», 16-17 ноября 2013 г., Пекин, КНР: http://fct-altai.ru/wp-content/uploads/2013/11/Booklet_China.pdf

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

«Новая Молодёжная Политика, 2011-2015»